?

Log in

Евро-2009

Аха, кокошники с медведЯми оказывается были сегодня. :)

А как плясал танцевал ансамбль Игоря Моисеева. Я со времен детства такого уже не видела. :) Чудеееесно.

Комментаторы наши были, по-моему, того, подвыпимши уже. Это я об австралийцах Джулии и Сэме :) Правда, Наталья с Андреем тоже были слегка чересчур.

Сегодня было явно более танцевально на конкурсе, правда, менее ярко по сравнению с первой частью полуфинала.

Сейчас смотрим Аббу, вернее фильм про приезд группы ABBA в Австралию. Супер, я его обожаю. :)

А еще, можно проголосовать на сайте СБС за полюбившийся номер на конкурсе. Каждые 20 секунд обновляется (т.е. можно уголосоваться кому охота).
ТУТ


Ой, а еще мне понравилось (ну очень) что многие пели на русском. Хотя бы половину песни или куплет. Мдя, если мы не возьмем в этом году снова Евро, такого долго не услышать будет.
Ну не знаю ,кому там не понравился второй полуфинал, мне так понравился.
Как и вчера, декорации the best, свет, greetings и т.д. тоже.

По порядку.
Хорватия – чудо как понра

Ирландия - прикольно и забойно

Латвия – очень странно. Кроме того, что на русском пел, ничего в позитиве не отложилось

Сербия – отстой, но мелодия запоминающаяся.

Польша – как-то не очень

Норвегия – собственно даже никто не сказал про то, что он русский (белорус точнее). Песня так себе. Кто-то его хорошо раскрутил.

Кипр – песня как песня

Словакия – красиво, и понравилась часть на русском

Дания – второй Ронан Китинг? Спасибо, уже есть один (песню написал именно он, и закос у исполнителя от Дании явно присутствовал)

Словения – мимо

Венгрия – кх-кх, никого не хочу обидеть вобщем.

Айзербайджан – забавная танцевальная песня, я танцевала. :)

Греция – нуу, автсралийцы его тааааак раскрутили, что он выглядел не очень (написали автсралийчкие греки песню)

Литва – потрясно. Мне понравилось
(исполнитель сказал, что ему совсем не понравилось видео на сцене. Удивительно, ибо я как раз на видео еще обратила внимание, очень подошло к песне)

Молдавия – Понравилась. Еще раз убедилась, что славяне друг друга поймут . ибо корни знаете ли одни.

Албания – ацтой

Украина – ужас-ужас. Жалко. Кстати, она чуть не разломала своими колесами всю сцену.

Эстония – понра. Очень необычно и красиво.

Нидерланды – чудики, с чем-то в словах песни про Русских на Евро по-моему. Ужак.

Евро-2009

как высказался один знакомый,

Шоу мальчишек с барабанами в конце было просто охрененное. Кто видел – тот поймет.

И это правда. Согласная на все 100.
А еще хор тоже хорош был. Старое, давно забытое ... но навсегда засевшее в восприятии русской культуры иностранцами.

Евро-2009

Нравится-не нравится.

Из первого полуфинала я бы хотела видеть в финале вместо шведской поперы, румынских девочек и финских homeless (бездомных), как их назвала наша австралийка-комментатор, Македонию, Андорру и Белоруссию. Жаль что они не вышли в финал.

Фаворитка из первого полуфинала у меня исландка.


Понравилась песня Израиля ... ну зачем они на английском пели??? Красивая песня, и звучит лучше на арабском и иврите, по-моему.
Босния и Герцеговина с Македонией блеснули чем-то необычным. Ну а голос Йоханны, и приятная песня мне запомнились больше всего. :)
Турчанка хорошо смотрелась на фоне огненно-красного блеска сцены и декораций.
Португальцы немного по-детски выглядели с выбранными декорациями, но певица была очаровательная.

Евро-2009

Мама (Мамо) - Анастасия Приходько.
Официальное видео от России.

В свете событий

А потом удивляются, мол, куда все прут, Москва не резиновая. :)))

Лужков молодец. С приятным удивлением узнала, что за рождение первого ребенка молодой семье дополнительно выплачивается 33 240 рублей, за второго - 46 536 рублей, за третьего - 66 480 рублей. Это плюсом к 10 000 рублей федерального единовременного пособия при рождении каждого ребенка (двойняшек 20 000 рублей, и т.д.).
А также дополнительно по Москве выплачиваются компенсационные выплаты при рождение первого ребенка в размере 5 500 рублей, при рождении второго и последующих - 14 400 рублей. Если тройняшки и больше рождаются одновременно - 50 000 рублей плюсом.
Вот такая арифметика. :)

Записки ко Дню Победы.

Когда началась война, Лизе было 12 лет. Она жила в Челябинской области, закончила шестой класс. Ее мама работала медсестрой в местном госпитале. В начале 1944 года медицинскому персоналу объявили, что они отправляются на Украину. Лиза поехала вместе с мамой.

— Нас погрузили в эшелоны и повезли, — вспоминает Елизавета Васильевна. — Под Полтавой, недалеко от того места, где должен был располагаться наш госпиталь, началась бомбежка. Тогда я впервые поняла, что такое война. Когда все затихло, нам раздали мешки, в которые мы должны были складывать оторванные руки, ноги, головы. На плащ-палатках подтаскивали собранные части тела к общей могиле. Потом мы несколько дней ждали, когда восстановят железную дорогу. Как-то я бродила вдоль полотна и увидела детскую ванночку, желтую. А в ней лежала куколка, присыпанная землей. Она осталась от девочки, которая тоже ехала в этом эшелоне. Столько лет прошло, а у меня эта ванночка до сих пор стоит перед глазами…

Медиков высадили на маленькой станции в Полтавской области. Персонал разместили в одноэтажных бараках. Рядом находился сам госпиталь, огороженный колючей проволокой.

Через несколько дней врачей, медсестер и санитарок собрал начальник госпиталя…

— Объявили, что мы будем работать в госпитале для военнопленных солдат и офицеров фашистской армии. Начальник сказал: «Вы не должны считать их врагами, для вас они — пациенты. У вас особая миссия: выхаживать и кормить их. Чтобы потом обменять на советских солдат, которые находятся в фашистских лагерях».

«Их кормили 5 раз в день, а мы опухали от голода»

На станцию Кобелякино привезли полторы тысячи пленных — завшивленных и больных. Среди них были немцы, югославы, итальянцы, венгры и чехи. 14-летняя Лиза, помощница медсестры, собирала завшивленную одежду и сжигала ее. Пациентов мыли, на выходе из душевой мама Лизы выдавала им свежее белье.

— Мы получали паек — 300 граммов хлеба в день, а пленным полагалось пятиразовое питание. У нас от голода опухали руки и ноги, а им давали дрожжи и глюкозу, чтобы они поскорее восстанавливались. Мы стояли на раздаче еды для наших пациентов и падали в обморок от запахов мяса и каши.

Лагерь был режимным объектом. Любое нарушение — и ты идешь под трибунал.

— Один раз моя мама украла порцию похлебки, — рассказывает Елизавета Васильевна. — Спрятанную мисочку обнаружили. Я мысленно простилась с мамой, но проверяющий оказался добрым человеком и сделал вид, что похлебку не увидел… Он спас мою маму от расстрела.

За всю историю специализированного госпиталя для военнопленных только один пациент пытался бежать (его застрелили охранники). Все остальные хотели вернуться домой. Те пленные, что были сильнее, выходили на работы. В основном кололи и пилили дрова. Среди военнопленных было несколько девушек-немок. Они отпевали тех, кто умирал.

Уже в начале 1945 года режим в специализированном госпитале стал более свободным. Медсестрам и санитаркам разрешили общаться с пациентами.

— Языков я не знала. Но постепенно научилась ругаться на немецком, чешском, итальянском. А потом стала говорить понемножку на всех языках. Я была совсем юная, и наши пациенты играли для меня на аккордеоне и губных гармошках, учили итальянским песням.

Эсэсовцев презирали все

— Когда закончилась война, радовались все — и мы, и они. Мы — потому что победили, они — потому что понимали, что скоро вернутся домой, к своим родным. Пленные целовали нам руки и приглашали в гости.

После ослабления режима на кухне стали работать поправившиеся пациенты.

— Я хорошо помню повара-итальянца, он отлично играл на аккордеоне. А мне говорил, что я очень похожа на его дочь. И тайком подкармливал меня. У нас котелков не было, и повар накладывал мне кашу в свой. Я, спрятавшись за шкафом, ела обжигающую разваренную крупу руками. Потом у меня все пальцы были в волдырях. Хорошо помню совсем юного паренька Тони. Он говорил, что даже ни разу не выстрелил. В первом же бою попал в окружение и сдался. Ведь в конце войны у них мобилизовывали на фронт всех без разбора. В одной палате лежал пожилой немец, он рассказывал, что живет под Берлином, что у него семья — дети, внуки. Просил меня: «Будете в Берлине, найдите моих родных, скажите им, что видели меня». Я не испытывала к ним ни ненависти, ни страха.

За исключением эсэсовцев. Те жили отдельно от всех, их корпус находился под особой охраной.

— Я даже заходить к ним боялась. Наша санитарка Верочка как-то раздавала обеды в корпусе для эсэсовцев. Кто-то из них начал скандалить, что порции маленькие. Она не выдержала и ответила: «Хватит тебе, наешься!» Через секунду металлическая тарелка полетела в санитарку. Если бы девушка не отклонилась, острый край миски порезал бы ей горло. У эсесовцев на внутренней стороне левой руки была татуировка «SS». Поэтому в бане, например, они старались левую руку всегда прижимать к телу. Лишний раз не светились. Ведь их ненавидели и презирали даже свои.

Исключили из партии за связь с немцами

В 1946 году Лиза стала медсестрой. Делала по 160 уколов в день, практически с закрытыми глазами. Военнопленные любили те дни, которые выпадали на ее дежурства. У маленькой фрау Элизы — так называли ее пациенты — была легкая рука.

В этом же году Елизавете на торжественном собрании в госпитале вручили первую в ее жизни медаль «За победу над Германией».

— Имена тех, кого будут обменивать на советских солдат, мы узнавали за пару дней. Приходила старшая медсестра и говорила, кого нужно подготовить. Этого человека вели в баню, вызывали парикмахера. Пленные с нами прощались, оставляли адреса и звали в гости. Троих — немца, австрийца или итальянца — обменивали на двоих советских солдат.

Иногда между военнопленными и медсестрами случались романы. Когда о них становилось известно начальству, с сотрудниками госпиталя прощались.

— У меня ничего такого не было. А вот одна наша медсестра влюбилась. Это было уже после победы. Узнали об этом, когда Нина забеременела. Требовали, чтобы она назвала имя отца ребенка и сделала аборт. Но Нина отказалась. Ее отправили домой. Мы встретились с ней через несколько лет, когда специализированный госпиталь расформировали. У Нины родилась дочь, но имя ее отца она так и не раскрыла.

Адреса своих пациентов Елизавета Васильевна хранила до 1962 года. Именно в этом году она оказалась в Германии — ее мужа направили работать в советское посольство. Елизавета поехала вместе с ним.

— Я взяла с собой адреса военнопленных. Среди пациентов госпиталя был актер Берлинского драматического театра, и я решила его найти. Явилась в театр и на плохом немецком попыталась объяснить, зачем пришла. Приняли меня там настороженно, сказали, что такого актера у них нет. А на следующий день моего мужа вызвали в политотдел. «Почему ваша жена ищет каких-то немцев?» — спросили его. Всыпали ему по первое число. Меня разбирали на собрании в поликлинике, исключили из партии. Мы с супругом стали собирать вещи, думали, что нашу семью вышлют из ГДР. Но нас оставили. Почему — до сих пор понять не могу. Но после этого случая все адреса своих подопечных я сожгла и больше никого не искала.
отсюда

Всем огромный ПреВеД!!!

Ну, теперь без всяких закорючек  ...  по-русски. Повыпендривалась и хватит :).

Думала я открыть свой аккаунт давно, но как то руки не доходили до этого .. а вот сейчас все-таки дошли, и тут Остапа понесло :)  ...

Настроение креативное, так что надеюсь на позитив от себя и от всех  читающих и смотрящих эту фиговину под названием ЖЖ ...(и все-таки смешная аббревиатура).

Ушла на базу .. .ой .. ушла готовить материалы для постов. :)
Всем пока.

I am starting ...

Ohh....I did it!
I was thinking about my personal livejournal in last couple of years , and finally I did it.

Hello everyone!
I am glad to see you!!!

So...I'm starting to tell you what's happening around me time to time.

Cheers!